Τι καινούργιο προστέθηκε στην ιστοσελίδα... | Χάρτης Ιστότοπου
Εκτύπωση Σελίδας Μείωση Γραμματοσειράς Αύξηση Γραμματοσειράς

Пересадка органов - «Нью Эйдж»?

 

Пересадка органов от пациентов с диагнозом «смерть мозга» : акт благочестия и любви или заблуждение эпохи «Нью Эйдж»?

г-жа Элени Андрулаки

 

Времена, в которые мы живем, являются сложными во всех отношениях. Люди сегодня или удалились от Бога и добра, или по-своему «перекраивают» понятие о Боге и о догматах нашей веры. Течение «Нью Эйдж», которое по своей сути ненавидит человека и борется против правды, проникло во все сферы нашей жизни. Опасности быть прельщенными подвергаются даже избранные. Тех, кто не впал в заблуждение, часто обвиняют в преувеличении, эксцентричности, недостатке любви, фанатизме, фундаментализме и т.д. Впавшие же в прелесть с невероятной и навязчивой одержимостью распространяют свои ошибочные взгляды.

Действительно, заблуждение распространяется со скоростью света; напротив, истина двигается медленно и постепенно, с уважением к свободе человеческой личности. Ложные учения насаждаются с помощью красивых, но бессодержательных слов, таких как сказка о «смерти мозга». «Нью Эйдж» характеризуется в первую очередь извращением морали, когда добро изображается как зло, а зло изображается как добро; изменением ценностей на диаметрально противоположные и двуличием.

В воскресенье Сырной седмицы мы с удивлением услышали в передаче «Архондарики», что «Церковь всегда поддерживала и продолжает поддерживать трансплантации»! Откуда взялось такое мнение? Где было найдено решение Церкви в пользу изъятия органов у пациентов с диагнозом «смерть мозга»? Разве один или два иерарха – это вся Церковь? Могут ли они принять решение по такому важному вопросу, который должен решаться только Всеправославным Синодом? Почему снова обошли молчанием полное отсутствие единого мнения по этому вопросу среди иерархов, клириков, монахов, богословов и врачей, как в Греции, так и за рубежом? Сколько людей не знают или предпочитают игнорировать тот факт, что в настоящее время наука практически доказала, что состояние, называемое «смертью мозга», на самом деле смертью не является? Помимо случаев, зарегистрированных ранее, характерным является недавний случай в Греции, который освещался средствами массовой информации в январе, когда пациент с диагнозом «смерть мозга» выздоровел несколько месяцев спустя благодаря тому, что его родственники упорно не поддавались на давление со стороны врачей, которые просили отдать его органы для пересадки[1]. Мы с удивлением услышали слова Высокопреосвященнейшего Митрополита Димитриадского, который заверил слушателей в том, что «в Греции коммерческий подход к данному вопросу не применяется». Откуда у Высокопреосвященнейшего такая уверенность? Владыка с участием заявил о том, что «трансплантации подверглись клевете». Клевете подверглись трансплантации или клевете подверглась Церковь? Как можно объяснить, что миряне, являющиеся членами Комитета по биоэтике Элладской Церкви, ведут занятия у аспирантов богословского факультета и параллельно выступают в масонской ложе? Простой поиск на масонских сайтах покажет вам, что это правда. И, конечно, мы там прочтем, что «Масонский Фонд находится в постоянном контакте с Национальной организацией по трансплантациям». Разумеющий да уразумеет.

 

В начале февраля мы впервые услышали, как Вселенский Патриарх призвал к донорству органов, охарактеризовав его как «лучшие поминки», которые могут сделать для своих близких родственники жертв дорожно-транспортных происшествий. К счастью, в Православной Церкви никто не претендует на непогрешимость Митрополита или Патриарха. И каждый может представить свое мнение.

Я слежу за темой трансплантаций, насколько могу, в течение нескольких последних лет. За эти годы произошли существенные изменения в отношении к трансплантациям: появилось много новых научных разработок, были изданы серьезные богословские размышления и состоялись богословские дискуссии на эту тему. Я видела людей, которые изучают эту тему, молятся и изобличают заблуждения в этой области; видела людей, которые стойко придерживаются своих позиций, и других, которые представляют данные избирательно и замалчивают правду. Те, кто развивает тему изъятия органов у пациентов с диагнозом «смерть мозга», как правило, утверждают, что с этим согласны все основные религии. Исследование, проведенное по этому вопросу в 2008 году в Мичиганском университете, показало, что, несмотря на заявления сторонников трансплантации о том, что все основные религии одобряют пожертвование органов, на самом деле существуют значительные этические разногласия[2] по отношению к изъятию органов у пациентов с диагнозом «смерть мозга»; эти разногласия замалчиваются, но информация о них имеется в интернете и является общедоступной[3].

Православные христиане не возражают против донорства крови и костного мозга, переливания плазмы и тромбоцитов. Будучи православными христианами, мы не можем не поддержать донорство органов, когда их удаление не приводит к смерти, например, пересадку одной из двух почек от здорового человека к больному. Наши возражения касаются только изъятия органов у так называемых «умерших доноров» или пациентов с диагнозом «смерть мозга», то есть у живых людей, которые очень тяжело больны. Наши возражения против трансплантаций такого типа можно резюмировать следующим образом:

1. Этот вид пожертвования органов, по сути, пожертвованием не является. С точки зрения христианства пожертвование предполагает жертву, то есть когда я лишаю себя чего-либо ради благополучия другого человека. Если я пойду и пожертвую свою почку сейчас, когда я здоров, зная, что мне предстоит жить с одной почкой еще долгие годы, это будет являться лишением и представлять собой настоящее пожертвование. Если же я отдам то, что скоро будет мне уже не нужно, непосредственно перед наступлением смерти, великой ли будет такая жертва? Аналогичный пример можно привести с благотворительностью. Пожертвовать мое состояние бедным и всю жизнь прожить в лишениях ради любви к ближнему? Или подарить мои материальные блага другим после моей смерти – тогда, когда они будут для меня совершенно бесполезны? Первое возражение направлено против нью-эйджевской концепции благотворительности – псевдоблаготворительности.

2. Центром настоящей любви является другой человек. «Когда кажется, что приближается смерть, многие поддаются искушению ускорить ее наступление с помощью эвтаназии». Человек не может смириться с мыслью, что его тело будет подключено к проводкам в реанимации и предпочитает уйти из жизни. В данном случае центральным чувством является самолюбие и, хотя и скрытый, но присутствующий, эгоизм. Это отличается от той ситуации, когда я вижу кого-то в опасности на дороге и спонтанно бросаюсь к нему, будучи совершенно здоровым, чтобы спасти его, рискуя при этом своей жизнью или даже лишаясь ее. Разница заключается в спонтанности. Второе возражение направлено против нью-эйджевской концепции альтруизма – псевдоальтруизма.

3. Истинная любовь проявляется со смирением. Если человек во всеуслышание заявляет, что он – донор, и его миссия – это спасение ближнего, забывая, что спасение принадлежит только Владыке жизни и смерти, Господу Богу, то в таком восприятии происходящего присутствует скрытый эгоизм. Особенно, когда человек, любуясь своей карточкой донора, бессознательно считает себя хорошим и втайне начинает любоваться собой. Это возражение направлено против так называемого «синдрома спасителя» или нью-эйджевского псевдосмирения.

4. Как вы знаете, добро является настоящим добром только тогда, когда оно делается благими методами. Любовь является любовью только тогда, когда практикуется правильно. Цель никогда не оправдывает средства. Может ли быть оправдано убийство? Даже зная о том, что человек скоро умрет, можно ли убить его, чтобы спасти кого-то еще? Может ли Церковь благословить убийство, с какой бы «хорошей» целью оно ни совершалось? Кто посмеет оборвать жизнь человека, который является образом Божиим пусть даже на минуту раньше, чем это угодно будет Богу? Кто посмеет прервать сердечную молитву души, которая пребывает в молитвенном общении со своим Творцом? Кто посмеет вмешаться в священный час смерти? Ради науки человек приравнивается к своему мозгу, к своему разуму. «Умер мозг – умер человек», говорит ученый, который абсолютизирует один орган: мозг, игнорируя душу или руководствуясь крайним рационализмом. Но душа, ее проявления и время смерти для православного христианина не подлежат исследованиям, как у сторонников Варлаама. Это возражение направлено против псевдолюбви и вмешательства в таинство смерти.

5. Принижение святости человеческой жизни и эксплуатация умирающего в тот момент, когда он наиболее уязвим, приводит к десакрализации жизни и смерти.

6. Материалистический взгляд на болезнь и не-отношение к болезни как к возможности получения духовной пользы и для заболевшего, и для окружающих его людей – это нью-эйджевское избегание боли и, как следствие, потеря благословения [Божия].

7. Хотя, конечно, рекомендуется обращение к врачу и использование медицинской помощи, с молитвой, которая всегда должна занимать первенствующее место, желание продлить жизнь любой ценой, пусть даже за счет жизни другого человека, относится к нью-эйджевской обращенности на своё «я» и культу потребительства, следуя которому люди дошли до того, что потребляют других людей: эмбрионы, органы умирающих и т.п.

8. Те, кто не из личной выгоды, а руководствуясь православной антропологией, не признают изъятие органов у пациентов с тяжелыми заболеваниями мозга, подвергаются оскорблениям: их называют жестокосердными, лишенными любви и т.д. Восьмое возражение направлено против тех, кто осуждает не-доноров и людей, не признающих такой вид трансплантации по религиозным и моральным причинам, а также против «промывки мозгов» и давления, которое часто на них оказывают.

9. В некоторых странах смерть мозга приравнивается к настоящей смерти с юридической точки зрения. Но с научной точки зрения – о чем свидетельствует большая часть международного научного сообщества – или с моральной точки зрения – это не смерть. Это состояние начали приравнивать к смерти с точки зрения целесообразности. Тот факт, что каждая операция по пересадке органов стоит огромную сумму денег, заставляет меня задуматься. Часто ли пишут о том, что аргументом в пользу трансплантации не должна быть денежная заинтересованность и корысть, следствием которой является коммерческий подход к жизни человека?

10. Последнее возражение связано с возможностью чуда. Какой христианин может исключить чудо внезапного выздоровления? Но даже если этого и не произойдет, существуют еще и другие чудеса: чудо покаяния в последний момент жизни, который дарован человеку Богом?

11. Слова никого не убедят, если человек сам не захочет постичь истину. И все же, несмотря на пропаганду, в Греции «для большинства трансплантаций используют органы, взятые у здоровых родственников пациента»[4], а не органы больных людей с диагнозом «смерть мозга». Следующий пример является показательным. Я думаю, что трогательная история об уходе из жизни монаха Никодима Григориати не оставит равнодушным никого. Несмотря на поставленный диагноз – терминальная стадия хронической сердечной недостаточности – и неоднократные рекомендации врачей сделать трансплантацию, он отказался от пересадки чужого сердца. В ответ он сказал следующее: «Я хочу жить. Поставьте мне искусственное сердце или любое другое научное изобретение. Но я никогда не соглашусь на пересадку чужого сердца, взятого от человека с диагнозом «смерть мозга», которого я не считаю мертвым, а живым и тяжелобольным»[5]. Вечная ему память! Да возрадуется он в стране живых!

 


 

Список использованной литературы

[1]. ΕΘΝΟΣ ΟΝLINE, 17 января 2010 г.

[2]. ethical controversy.

[3]. http://www3.interscience.wiley.com/journal/121547634/abstract?CRETRY=1&SRETRY=0

[4]. «Το Βήμα», 5 февраля 2010 г.

[5]. Журнал «Όσιος Γρηγόριος», зима 2009 г.

 


 

Εκτύπωση Σελίδας Μείωση Γραμματοσειράς Αύξηση Γραμματοσειράς
Ἐπιστροφή στήν ἀρχή τῆς σελίδας